Амбулатория невролога Юртаева запись 📞 +7(499)964-53-45

Мануальный
терапевт

Записаться на приём

город Дмитров ул. Махалина 40
Московская область

Форма для связи

Имя

Электронная почта *

Сообщение *

Video

1/31/22

Закономерности шейной радикулопатии:как часто они отличаются от стандартного учебника неврологии и "Диаграммы Неттера"?

Стивен Дж.Макэнани , доктор медицинских наук Джон М. Ри , доктор медицинских наук Эван О. Бэрд , доктор медицинских наук Вейлонг Ши , доктор медицинских наук Джеффри Конопка , доктор медицинских наук Томас М. Нойстейн , доктор медицинских наук Рафаэль

Арсео, Отделение ортопедической хирургии,
Больница специальной хирургии,
535 Восточная 70-я улица,
Нью-Йорк, Нью-Йорк 10021, США.

 Традиционно считается, что цервикальная радикулопатия проявляется симптомами и признаками в стандартной, воспроизводимой по учебнику схеме, как показано на "диаграмме Неттера". На сегодняшний день ни в одном исследовании непосредственно не изучались цервикальные радикулопатии, связанные с одноуровневой патологией у пациентов.

 Цель этого исследования состоит в том, чтобы изучить закономерности цервикальной радикулопатии в хирургической популяции и определить, как часто пациенты сталкиваются со стандартной схемой поражения корешков (т. е. диаграммой Неттера) по сравнению с нестандартными моделями.

ВЫБОРКА ПАЦИЕНТОВ: Были включены пациенты, у которых была одноуровневая радикулопатия с улучшением предоперационных симптомов не менее чем на 75% до и после хирургического вмешательства.

ИТОГОВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ: Были собраны эпидемиологические переменные, включая возраст, пол, вес, индекс массы тела, латеральность симптомов, продолжительность симптомов до оперативного вмешательства и наличие сахарного диабета. Наблюдаемая картина радикулопатии при ее диагностике, включая связанную с ней боль в шее, плече, предплечье, предплечье и руке или онемение (покалывание) , была определена на основе обзора диаграмм и диаграмм боли, полученных от пациента.

Были выявлены все пациенты с одноуровневой шейной радикулопатией, оперированных шестью нейрохирургами в период с марта 2011 по март 2016 года. Наблюдаемая картина радикулопатии сравнивалась со стандартной картиной радикулопатии из учебника, которая строго соответствует дерматомной карте, а для анализа категориальных данных использовался точный тест Фишера, для непрерывных переменных использовался t-критерий Стьюдента. Одностороний тест из учебника неврологии использовалася для определения различий в наблюдаемом и ожидаемом корешковом узоре. Модель логистической регрессии оценивала влияние демографических переменных на представление с нестандартным корешковым рисунком.

Результаты: В целом было выявлено 239 уровней шейной радикулопатии. Наблюдаемая картина боли и онемения соответствовала стандартной схеме только у 54% (129 из 239; р=.35). При наличии нестандартного радикулярного рисунка он отличался на 1,68 дерматомальных уровней от стандартного (Боль в шее со стороны радикулопатии была наиболее распространенным симптомом; она была обнаружена у 81% (193 из 239) пациентов и не отличалась (р=.72). В модели логистической регрессии было обнаружено, что ни одна из интересующих демографических переменных существенно не влияет на вероятность появления нестандартного радикулярного паттерна.

ВЫВОДЫ: Наблюдаемые паттерны цервикальной радикулопатии соответствовали стандартной схеме только у 54% пациентов и не отличались по уровню поражения. Шейная радикулопатия часто протекает по нестандартной схеме. Нейрохирурги должны широко мыслить при определении причинных уровней, потому что они часто могут не соответствовать описаниям учебников в реальной клинической практике. Мы наблюдали III уровень доказательств.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: ACDF; Передняя шейная дискэктомия и сращение; Шейная радикулопатия; Шейный отдел позвоночника; Диаграмма Неттера; Картина боли.

Введение

Традиционно считается, что цервикальная радикулопатия проявляется в воспроизводимой дерматомной и миотомической картине, связанной с вовлеченным цервикальным корешковым уровнем. Так, например, радикулопатия С6 классически описывается как симптомы, распространяющиеся от шеи вниз по руке, и заканчивающиеся большим и указательным пальцами. Если расширенная визуализация показывает сжатие корешка, соответствующее клинически предполагаемому уровню, то может быть поставлен конкретный диагноз. Определение точного уровня (уровней) корешка(ов), вызывающего радикулопатию, может быть важным для всех пациентов, но абсолютно важно для тех, кто решает провести операцию по поводу рефрактерных симптомов.

Однако в клинической практике у пациентов могут наблюдаться корешковые симптомы, которые не полностью соответствуют стандартным схемам “Диаграммы Неттера” из учебника, основанным на из описании Кигана и Гарретта. В этих обстоятельствах правильное определение уровней, на которые необходимо воздействовать хирургическим путем, может быть затруднено у тех, кто не получает неоперативной помощи. Неопределенность может привести к ненужному лечению уровня, который на самом деле не вызывает симптомов, или вообще к отсутствию хирургического вмешательства у пациента, который мог бы извлечь из этого пользу, опасаясь, что не удастся определить правильный генератор симптомов.

Индивидуальная вариабельность плечевого сплетения является одной из потенциальных причин вариабельности симптомов при шейной радикулопатии. Анатомические вскрытия показывают, что типичное “учебное” плечевое сплетение наблюдается только в 37% случаев. Кроме того, ряд анатомических исследований продемонстрировал значительные различия в интрадуральном соединении корешков, что потенциально может повлиять на способность точно локализовать уровень патологии шейного отдела на основе клинических признаков и симптомов. 

В то время как анатомическая изменчивость дает убедительное обоснование вариабельности клинических симптомов, клинически обоснованные оценки шейных корешковых структур остаются ограниченными. В одном исследовании сообщалось, что более двух третей (69,7%) пациентов с цервикальной радикулопатией проявляли симптомы недерматомной радикулопатии. Хотя эти данные интригуют, в это исследование были включены пациенты с признаками многоуровневого заболевания, что привело к неопределенности в отношении того, какой уровень отвечает за наблюдаемые закономерности, и привело к путанице результатов исследования. В настоящее время имеются ограниченные данные о вариабельности, с которой шейная радикулопатия проявляется в реальных ситуациях, и о том, как часто фактическое представление может отклоняться от стандартных описаний в учебниках. Такая информация была бы полезна нейрохирургам, ставящим диагнозы относительно сдавления корешка. Поэтому целью этого исследования было изучить закономерности цервикальной радикулопатии в хирургической популяции, подвергающейся одноуровневой передней цервикальной дискэктомии и сращению позвонков (ACDF) при рефрактерной радикулопатии, и определить, как часто у пациентов наблюдаются стандартные и нестандартные закономерности. Одноуровневое заболевание было выбрано для того, чтобы соотнести проявляющиеся симптомы с изолированным корневым уровнем.

Обсуждение

Рисунок 1: Схематическое представление наблюдаемых стандартных корешковых паттернов.

Традиционное преподавание в учебниках гласит, что шейная радикулопатия характеризуется воспроизводимой симптоматикой в соответствии с установленными анатомическими картами. Однако результаты этого исследования подтверждают, что представление в клинической практике может сильно отличаться от этих стандартных, ожидаемых моделей. Из двухсот тридцати девяти пациентов наблюдаемая картина шейной радикулопатии соответствовала стандартной схеме только у 54% (129/239). Кроме того, на это различие не влиял уровень патологии корешка, но оно наблюдалось на всех уровнях. Проксимальные уровни шейного отдела часто проявляются дистальными симптомами, а дистальные уровни часто проявляются только проксимальными симптомами. Практикующим врачам важно знать не только о стандартных схемах “сетчатой диаграммы”, но и об этой вариабельности при лечении пациентов с шейной радикулопатией, в частности при определении оперативных уровней у тех, кому требуется хирургическое вмешательство.

Несмотря на наличие значительных данных, описывающих как вариабельность нервных корешков, так и варианты плечевого сплетения, остается недостаточное количество литературы, документирующей корешковые паттерны при одноуровневой патологии. В настоящем исследовании, когда присутствовал нестандартный корешковый паттерн, отклонение составляло в среднем 1,68 уровня от ожидаемого паттерна. Естественные варианты анатомии корешков шейного нерва являются одним из возможных объяснений этой вариации. Танака и др. при трупном анатомическом исследовании корешков шейного нерва было обнаружено, что более чем в 50% случаев наблюдались интрадуральные межсегментарные соединения дорсальных корешков между C5 и C6 и между C6 и C7. Куба и др. сообщили о схожих результатах, при этом C5–6 и C6–7 являются наиболее распространенными уровнями с анастомозом корешка. На основе изменчивости, обнаруженной в их трупном исследовании, Каратас и др. отметили, что истинный патологический уровень может быть на единицу выше или ниже, чем диктуют симптомы, и что всегда следует проводить тщательную оценку неврологических, физиологических и рентгенологических результатов.

Вариабельность анатомии плечевого сплетения также может объяснить некоторые различия в клинической картине корешковых симптомов. Плечевое сплетение состоит из вентральных ветвей спинномозговых корешков C5–T1. Основываясь на анатомических вскрытиях сплетения, “типичное” сплетение наблюдается только в 37-77% случаев. Два наиболее распространенных варианта плечевого сплетения включают префиксацию и постфиксацию. Префиксация сплетения происходит, когда нервный корешок C4 вносит значительный вклад в сплетение, а нервный корешок T1 вносит минимальный вклад или вообще не вносит. Постфиксированное сплетение возникает, когда сплетение практически не получает вклада от нервного корешка C5 и вместо этого получает значительную иннервацию от нервного корешка T2. В целом, префиксное сплетение встречается чаще, чем постфиксированное сплетение (26-48% против 4%). Функционально префиксное или постфиксированное плечевое сплетение может сдвинуть наблюдаемую картину шейной радикулопатии на один уровень краниального или каудального в зависимости от присутствующего анатомического варианта. 






Недавнее исследование Рейнвилла и др. сообщалось о серии пациентов, у которых МРТ подтвердила сдавление нервных корешков С6 или С7 с симптомами, соответствующими шейной радикулопатии. [21] Авторы обнаружили, что симптомы боли в руке у этих пациентов были диффузными по своей природе и не сильно отличались между пациентами с сдавлением нерва C6 или C7. Кроме того, характер слабости существенно не отличался между двумя группами. Авторы пришли к выводу, что, учитывая степень совпадения в представлении радикулопатии C6 и C7, практикующим врачам следует проявлять осторожность при прогнозировании поражения корней на основе симптомов.

Наблюдалась значительная разница в латеральности симптомов, причем правосторонние симптомы возникали у 51% стандартной группы по сравнению с 28% в нестандартной группе. Причина этого вывода не может быть определена из настоящего исследования, хотя предположительная этиология может включать, среди прочих факторов, различия в эмбриологическом развитии плечевого сплетения и нейроанатомии спинного мозга.

Ипсилатеральная боль в шее, межлопаточная боль и боль, которая иррадиирует в плечо, часто возникали у пациентов в этом исследовании, независимо от уровня позвоночника. Ипсиплатеральная боль в шее была выявлена у 81% пациентов и не отличалась уровнем патологии позвоночника. Аналогично, боль в плече была обнаружена почти у 60% пациентов и также не отличалась уровнем патологии. Изолированная ипсилатеральная боль в шее /плече без каких-либо дистальных корешковых симптомов встречалась реже, но все же наблюдалась у 19% всех пациентов. Эта презентация чаще всего произошло на уровнях C3–4 (60%) и C4–5 (33%), где это можно считать соответствующим стандартной схеме. Однако уровни, которые, как классически считается, проявляются симптомами, расположенными дистальнее плеча, такими как C5–6 и C6–7, не проявлялись в 17% и 13% случаев в этом исследовании, проявляясь только симптомами шеи/трапеции/плеча. И наоборот, мы обнаружили, что у 40% пациентов с патологией C3–4 были дистальные корешковые симптомы, а у 37,5% пациентов с патологией C4–5 были дополнительные симптомы дистальнее локтя. Ни один из этих выводов не согласуется со стандартной моделью.

Существуют потенциальные ограничения, которые необходимо учитывать при оценке наших результатов. Во-первых, это ретроспективное исследование, которое опиралось на электронную медицинскую карту и диаграммы боли, полученные пациентом, для определения характера радикулопатии. Будучи ретроспективным исследованием, пациенты не подвергались перспективному обзору для оценки соответствия критериям включения, и, безусловно, могла быть неоднородность в интерпретации результатов МРТ среди 6 лечащих хирургов. Последовательность МРТ также не была стандартизирована в этой серии, поскольку пациенты получали МРТ не только из нашего учреждения, но и из множества внешних учреждений, что также потенциально влияло на интерпретацию. Во-вторых, мы использовали снижение дооперационных симптомов на 75% или более в качестве критерия включения в исследование, а улучшение на 75% или более использовалось в качестве показателя того, что был устранен правильный уровень патологии. Однако остается возможным, что радикулопатия на других уровнях может быть причиной оставшихся до 25% симптомов, оставшихся нерешенными у тех, кто не получил 100% облегчения.

В-третьих, также возможно, что часть сообщенных симптомов может быть связана с патологией, отличной от радикулопатии. Например, сегментарный спондилез может способствовать появлению симптомов на шее, плече и трапеции. Однако, учитывая 75%-ный критерий послеоперационного улучшения, остается вероятным, что симптомы относятся к оперативному уровню, будь то из-за сдавления нервных корешков, спондилеза или некоторой комбинации того и другого. Кроме того, в этой серии никогда не проводилось хирургическое вмешательство при генерализованной, диффузной осевой боли. Для того, чтобы быть указанным для операции любая боль в шее должна была быть односторонней и ипсилатеральной, чтобы продемонстрировать компрессию корня, и она должна была распространяться, по крайней мере, в область плеча. Поэтому мы считаем, что результаты этого исследования остаются актуальными для принятия клинических решений при отнесении симптомов к уровню шейки матки, демонстрирующему сдавление корня.

У пациентов с нестандартными корешковыми жалобами требуется тщательная оценка для определения уровня(ов) возбудителя (ов). Результаты неврологического обследования. такие как двигательная слабость, сенсорные нарушения и рефлекторные изменения, очевидно, имеют важное значение, но они ограничены тем, что не все пациенты с шейной радикулопатией демонстрируют неврологические результаты. Воспроизведение симптомов с помощью маневра Сперлинга, если таковое имеется, подразумевает источник в шейке матки, но не определяет причинный уровень. Детальное физическое обследование верхних конечностей должно быть выполняется, включая оценку распространенных компрессионных невропатий локтя и запястья, таких как синдром локтевого или запястного канала. Хотя дополнительная информация может быть получена из ответов на селективные инъекции нервных корешков и электродиагностические исследования, по-прежнему нет четких доказательств того, что любой из них может быть надежно использован в качестве прогностических тестов. Поэтому мы обычно не полагаемся на электродиагностические тесты при попытке определить причинный уровень(уровни) шейной радикулопатии, хотя они могут быть полезны при оценке неспинальной этиологии, такой как периферическая невропатия и компрессия (например, запястный канал, кубитальный туннель и т. Д.). В конце концов, выявление причинного уровня(ов) при цервикальной радикулопатии остается клиническим процессом, требующим как суждения, так и опыта. Мы считаем, что результаты этого исследования будут полезны при попытке согласовать нестандартные симптомы с физическими данными и визуализацией.

В заключение следует отметить, что стандартные схемы цервикальной радикулопатии были обнаружены только у 54% пациентов, которым проводился одноуровневый ACDF. Это отклонение от принятого стандарта подчеркивает необходимость тщательной оценки связанных с этим неврологических, физических, рентгенологических и других результатов, поскольку часто встречается нестандартная клиническая картина. Пациенты с радикулопатией C3–4 или C4–5 не только могут, но и на самом деле относительно часто жалуются на дистальные симптомы, которые, по-видимому, не имеют “смысла”. Аналогичным образом, мы обнаружили, что это также относительно распространено для пациенты с радикулопатией С5–6 или С6–7 жалуются только на проксимальные симптомы. Чтобы надлежащим образом лечить пациентов с цервикальной радикулопатией, практикующие врачи должны широко мыслить при определении причинных уровней, поскольку они часто не соответствуют принятым стандартам в реальной клинической практике.

Литература:

Каретт С., Фелингс М. Г.
Клиническая практика. Шейная радикулопатия.
Медицинский журнал Новой Англии 2005; 353: 392-399 DOI: 10.1056/NEJMcp043887

Элленберг МИСТЕР, Хоне Джей Си, Треанор У. Дж.
Шейная радикулопатия.
Архивы физической медицины и реабилитации 1994; 75: 342-352

Фуяс И. П., Стэтхэм П. Ф., Сандеркок П. А.
Кокрейновский обзор роли хирургии при шейной спондилоартритической радикуломиелопатии.
Позвоночник 2002; 27: 736-747

Ли ХИ, Чунг И, сэр У. С. и др.
Вариации вентрального ветвления плечевого сплетения.
J Корейская медицинская наука 1992; 7: 19-24 DOI: 10.3346/jkms.1992.7.1.19

Матейчик В.
Вариации нервных корешков плечевого сплетения.
Братислав Лек Листий 2005; 106: 34-36

Уйсал, II, Секер М, Карабулут А. К. и др.
Вариации плечевого сплетения у плодов человека.
Нейрохирургия 2003; 53: 676-684; обсуждение 684

Танака Н, Фудзимото У, Ан ХС и др.
Анатомическая связь между нервными корешками, межпозвоночными отверстиями и межпозвоночными дисками шейного отдела позвоночника.
Позвоночник 2000; 25: 286-291

Пернецкий А, Сандер-Плассман М.
Интрадуральный вариант волокон корешка шейного нерва. Потенциальная причина неправильной интерпретации сегментарного расположения
пролапсов шейного диска по клиническим данным.
Acta Neurochir (Wien) 1980; 52: 79-83

Палли У., Мануэль Дж.К.
Межсегментарные анастомозы между спинномозговыми корешками у некоторых позвоночных.
Acta Anat (Базель) 1968; 70: 341-351

Палли У.
Межсегментарные анастомозы задних спинномозговых корешков и их значение.
J Нейрохирург 1959; 16: 188-196 DOI: 10.3171/jns.1959.16.2.0188

Каратас А, Каглар С, Савас А и др.
Микрохирургическая анатомия дорсальных шейных корешков и зон входа в дорсальный корешок.
Acta Neurochir (Вена) 2005; 147: 195-199; обсуждение 199 DOI: 10.1007/s00701-004-0425-у

Мерфи Д-р, Гурвиц ЭЛ, Джеррард Дж.К. и др.
Модели и описания боли у пациентов с Корешковой болью:
Обязательно ли боль отражает  определенный дерматом?
Кайропрактика и остеопатия 2009 (21 сентября); 17 (1): 9

Киган Джей Джей, Гаррет Ф. Д.
Сегментарное распределение кожных нервов в конечностях человека.
Анат Рек 1948; 102: 409-437

Неттер Ф. Х.
Атлас анатомии человека. 6-е изд.
Филадельфия: Сондерс/Эльсевьер; 2015

Кубо У, Вага С, Кодзима Т и др.
Микрохирургическая анатомия нижней части шейного отдела позвоночника и спинного мозга.
Нейрохирургия 1994; 34: 895-890; обсуждение 901-892

Таббс РС, Лукас М, Шоя Мм и др.
Вклад четвертого спинномозгового нерва в плечевое сплетение 
J Нейрохирургия позвоночника 2008; 8: 548-551 DOI: 10.3171/SPI/2008/8/6/54

1/30/22

Все, что мы видим сейчас,-это скопление визуальной информации за последние 15 секунд.

Ученые показывают, как мозг создает иллюзию визуальной стабильности.

Наши глаза постоянно бомбардируются огромным количеством визуальной информации – миллионами форм, цветов и постоянно меняющимся движением вещей вокруг нас. Для мозга это тяжёлая работа.

С одной стороны, визуальный мир постоянно меняется из - за изменений освещения, точки зрения и других факторов. С другой стороны, наш визуальный ввод постоянно меняется из-за моргания и того факта, что наши глаза, голова и тело часто находятся в движении.

Чтобы получить представление о “шумности” этого визуального ввода, поместите телефон перед глазами и запишите видео в реальном времени, пока вы ходите и смотрите на разные вещи. Дерганный, беспорядочный результат - это именно то, с чем мозг имеет дело в каждый момент нашего визуального опыта.

Это можно увидеть также в видео ниже. Белый круг справа показывает потенциальные движения глаз, а размытая клякса слева показывает скачкообразный визуальный ввод в каждый момент.

https://youtu.be/cLqVwvdOzuk

Тем не менее, просто видеть никогда не кажется нам тяжёлой работой. Вместо того, чтобы воспринимать колебания и визуальный шум, которые может записывать видео, мы воспринимаем стабильно окружающую среду. Так как же мозг создает эту иллюзию стабильности? Этот процесс очаровывал ученых на протяжении веков, и это один из фундаментальных вопросов в науке о зрении.

Мозг и машина времени.

В нашем последнем исследовании мы обнаружили новый механизм, который, среди прочего, может объяснить эту иллюзорную стабильность. Мозг автоматически сглаживает визуальный ввод с течением времени. Вместо анализа каждого отдельного визуального предмета мы воспринимаем в данный момент в среднем то, что видели за последние 15 секунд. Таким образом, объединяя объекты, чтобы они казались более похожими друг на друга, наш мозг обманывает нас, заставляя воспринимать стабильную окружающую среду. Жизнь “в прошлом” может объяснить, почему мы не замечаем тонких изменений, которые происходят с течением времени.

Другими словами, мозг подобен машине времени, которая постоянно отсылает нас назад во времени. Это похоже на приложение, которое каждые 15 секунд объединяет наш визуальный ввод в одно впечатление, чтобы мы могли справляться с повседневной жизнью. Если бы наш мозг постоянно обновлялся в реальном времени, мир казался бы хаотичным местом с постоянными колебаниями света, тени и движения. Нам все время бы казалось, что у нас галлюцинации.

Мы создали иллюзию, чтобы проиллюстрировать, как работает этот стабилизационный механизм. Глядя на видео ниже, лицо с левой стороны медленно стареет в течение 30 секунд, и все же очень трудно заметить полную степень изменения возраста. На самом деле наблюдатели воспринимают лицо как стареющее медленнее, чем есть на самом деле.

Чтобы проверить эту иллюзию, мы набрали сотни участников и попросили их просмотреть крупным планом лица, изменяющиеся в хронологическом порядке по возрасту в 30-секундных видеороликах. Когда участников попросили указать возраст лица в самом конце видео, они почти последовательно сообщили возраст лица, которое было представлено за 15 секунд до этого.

Предоставлено: Мауро Манасси

Когда мы смотрим видео, мы постоянно смещаемся в прошлое, и поэтому мозг постоянно отсылает нас к предыдущим 10-15 секундам (где лицо было моложе). Вместо того, чтобы видеть последнее изображение в реальном времени, люди на самом деле видят более ранние версии, потому что время обновления зрения составляет около 15 секунд. Таким образом, эта иллюзия демонстрирует, что визуальное сглаживание с течением времени может помочь стабилизировать восприятие.

То, что мозг, по сути, делает, - это откладывает. Это слишком большая работа, чтобы постоянно иметь дело с каждым получаемым снимком, поэтому мозг цепляется за прошлое, потому что прошлое является хорошим предиктором настоящего. В основном мы перерабатываем информацию из прошлого, потому что это более эффективно, быстрее и меньше работы.

Эта идея – которая также подтверждается другими результатами – о механизмах в мозге, которые постоянно смещают наше зрительное восприятие в сторону нашего прошлого визуального опыта, известна как поля непрерывности. Наша зрительная система иногда жертвует точностью ради плавного визуального восприятия окружающего нас мира. Это может объяснить, почему, например, при просмотре фильма мы не замечаем тонких изменений, которые происходят с течением времени, таких как разница между актерами и их дублерами-каскадерами.

Последствия такой задержки.

Существуют положительные и отрицательные последствия для мозга, работающего с этим небольшим запаздыванием при обработке окружающего визуального мира. Задержка отлично подходит для того, чтобы мы не чувствовали себя ежедневно подвергающимися бомбардировке визуальным вводом, но она также может привести к последствиям для жизни или смерти от несчастного случая, когда требуется абсолютная точность.

Например, рентгенологи изучают сотни изображений партиями, видя несколько связанных изображений одно за другим. При просмотре рентгеновского снимка клиницистов обычно просят выявить любые аномалии, а затем классифицировать их. Во время этой задачи визуального поиска и распознавания исследователи обнаружили, что решения рентгенологов основывались не только на текущем изображении, но и на изображениях, которые они видели ранее, что может иметь серьезные последствия для пациентов.

Медлительность нашей зрительной системы к обновлению может сделать нас слепыми к немедленным изменениям, потому что она цепляется за наше первое впечатление и тянет нас в прошлое. В конечном счете, однако, поля непрерывности способствуют нашему восприятию стабильного мира. В то же время важно помнить, что суждения, которые мы выносим каждый день, не полностью основаны на настоящем, а сильно зависят от того, что мы видели в прошлом.

Об этом новости исследований в области визуальной нейробиологии
Автор: Мауро Манасси и Дэвид Уитни

https://youtu.be/Lub3lsJdko0


Эксперты подчеркивают важную роль благополучия в здоровье человека.

Если сосредоточить внимание на своем благополучии, это может помочь улучшить как физическое, так и психическое здоровье, особенно для людей с хроническими заболеваниями.

Источник: Университет Суонси

Важность благополучия и его роль в здоровье были подчеркнуты в новой статье ученых Университета Суонси.

GENIAL Science, соучредителем которой является профессор Эндрю Кемп из Школы психологии, является совместным исследовательским проектом между Советом здравоохранения Университета Суонси-Бэй (SBUHB). Состоящая из ученых, клиницистов, докторантов и магистрантов, она стремится продвигать теорию и практику благополучия.

Профессор Кемп пишет: “Общество сталкивается с несколькими основными взаимосвязанными проблемами, которые оказывают все более глубокое влияние на глобальное здоровье, и на нас в том числе."

“Мы определили важность содействия благополучию при стремлении улучшить здоровье, особенно в отношении людей, живущих с хроническими заболеваниями, с которыми необходимо бороться и для которых лечение редко является основным вариантом”.

В статье профессор Кемп и консультант-клинический психолог доктор Зои Фишер из Университетской академии здоровья и благополучия описывают трансдисциплинарную структуру, которую они разработали, чтобы помочь понять и улучшить "здоровье в целом".

Профессор Кемп пишет: “Мы показываем, как наша теория была применена для улучшения”здоровья в целом "у различных групп населения, включая студентов университетов и людей, живущих с хроническими заболеваниями".

Статья только что была опубликована в журнале Global Advances в области здравоохранения и медицины и описывает, как наука привела к:

Переосмыслению сложной конструкции благополучия, часто описываемой как "злая проблема", облегчающая упущенные в противном случае возможности;

Расширенные возможности учащихся благодаря научному модулю "Благополучие", предлагаемому в Школе психологии, который направлен на развитие чувства связи с самим собой, другими людьми и природой;

Улучшение здоровья и благополучия за счет стратегического партнерства, преодоления укоренившейся изолированной работы, которая ранее ограничивала возможности для улучшения здоровья и благополучия.


Работа команды, финансируемая компанией Health and Care Research Wales, привела к тому, что доктор Фишер недавно получил престижную премию Advancing Health Care award за выдающийся вклад в проведение исследований.

Профессор Кемп добавляет: “Мы заложили основы трансдисциплинарной научной модели благополучия, которая предлагает до сих пор недостаточно реализованный потенциал для укрепления "здоровья в целом" отдельных людей, сообществ и природы, учитывая многие из основных проблем, с которыми сейчас сталкивается человечество, включая климатическую катастрофу”.

Оригинальное исследование: Закрытый доступ.
Благополучие и здоровье: социальные преобразования. Теоретические идеи и практическое применение” Эндрю Х. Кемпа и др. Глобальные достижения в области здравоохранения и медицины.

1/29/22

Пациенты с шизофренией и депрессией имеют различные нейронные механизмы вознаграждения.

В то время как пациенты с шизофренией, серьезным депрессивным расстройством и биполярным расстройством испытывают недостаток мотивации и ангедонию, нейронные паттерны диссоциации эмоций и поведения значительно различаются между заболеваниями.

Ангедония и отсутствие мотивации являются распространенными симптомами у пациентов с шизофренией, серьезным депрессивным расстройством и биполярным расстройством, что указывает на необходимость изучения основных поведенческих и нейронных механизмов, чтобы способствовать разработке эффективных терапевтических программ и реабилитации социальных функций.

Накопление доказательств указывает на то, что природа ангедонии может быть обусловлена не только недостатками в переживании удовольствия или мотивации к получению вознаграждения, но также может быть связана с неспособностью перевести эмоциональную значимость в поведение, требующее усилий.

Большинство предыдущих исследований были в основном ограничены поведенческими мерами и обследованием пациентов только с одной диагностической группой без сравнения с другими психическими заболеваниями.

Доктор Раймонд Чан и его команда из Института психологии Китайской академии наук недавно показали, что, хотя пациенты с шизофренией, серьезным депрессивным расстройством и биполярным расстройством демонстрируют пониженную способность испытывать удовольствие, а также отсутствие мотивации, причем характер диссоциации эмоций и поведения у разных пациентов различен.

Неврологи провели исследование, чтобы изучить нейронные корреляции затрат усилий на вознаграждение у этих пациентов.

Они набрали 20 пациентов с шизофренией, 23 с тяжелой депрессией, 17 с биполярным расстройством и 30 здоровых людей для выполнения задачи "Затраты усилий на вознаграждение" (EEfRT) с помощью 3-тонного сканера мозга. В задаче использовался дизайн, связанный с событиями, и она состояла из шести условий, пересеченных величиной вознаграждения (низкая, высокая) и вероятностью вознаграждения (20 процентов, 50 процентов, 80 процентов). Доля задач с высокими усилиями, выбранных с разной вероятностью, отражала мотивацию участников добиваться вознаграждения.

По словам исследователей, у трех групп наблюдалась общая активация поясной извилины, медиальной лобной извилины и средней лобной извилины во время введения EEfRT. У пациентов с шизофренией наблюдались более сильные различия в функциональной связи между правым хвостатым и левым миндалевидным телом, левым гиппокампом и левым путаменом, с увеличением величины вознаграждения по сравнению со здоровыми контрольными группами.

Кроме того, у пациентов с серьезным депрессивным расстройством наблюдалась повышенная активация по сравнению со здоровыми контрольными группами в правой верхней височной извилине, когда наблюдалось увеличение величины вознаграждения. Изменения функциональной связи между хвостатой и правой поясной извилиной, левой постцентральной извилиной и левой нижней теменной долькой с увеличением величины вознаграждения были слабее, чем у здоровых из контрольной группы.

Кроме того, у пациентов с биполярным расстройством наблюдалась повышенная активация в левой прекунеальной области, но сниженная активация в левой дорсолатеральной префронтальной коре, когда наблюдалось увеличение вероятности вознаграждения по сравнению со здоровыми контрольными группами.

В совокупности эти результаты демонстрируют, что пациенты с шизофренией, серьезным депрессивным расстройством и биполярным расстройством демонстрируют как общие, так и различные нейронные механизмы, связанные с принятием решений, основанных на усилиях. Это может иметь важные последствия для разработки нейромодуляционного вмешательства для облегчения ангедонии и амотивации при этих расстройствах.

Оригинальное исследование: Закрытый доступ.

Мозговой туман после COVID - это "Истинное неврологическое заболевание"

Первые исследования в этой области показывают, что нарушение когнитивных функций, связанное с COVID-19, имеет биологическую и психологическую основу.

Исследователи обнаружили нарушения в спинномозговой жидкости и другие факторы риска, включая диабет и гипертонию, присутствующие у людей даже с легкой степенью COVID-19, испытывающих постоянные когнитивные проблемы, часто называемые как "туман в голове".

"Мы наблюдаем изменения в спиномозговой жидкости у большинства людей, которые сообщают о когнитивных изменениях", - сказала Джоанна Хеллмут, доктор медицинских наук, доцент Центра неврологии, памяти и старения Калифорнийского университета в Сан-Франциско.

"Мы находимся только на начальных стадиях, но я надеюсь, что эти исследования придадут некоторую законность тому, что это настоящее неврологическое заболевание".

Последнее исследование было опубликовано в Интернете 18 января в журнале "Анналы клинической и трансляционной неврологии".

Никаких указаний по этому поводу.

В настоящее время нет указаний о том, как идентифицировать пациентов с когнитивными изменениями, связанными с COVID, сказала Хеллмут. "Термин" туман в мозгу"не основан на науке или медицине, но это наиболее распространенный термин, который мы используем для описания этого заболевания".

В анализ были включены взрослые с подтвержденной инфекцией SARS-CoV-2, не требующей госпитализации, которые были включены в исследование долгосрочного воздействия инфекции коронавирусом.

Участники прошли структурированное интервью, которое охватывало болезнь COVID-19, прошлую историю болезни, ранее существовавшие когнитивные факторы риска, лекарства и когнитивные симптомы после начала COVID-19. Они также прошли серию когнитивных тестов лично.

В анализ были включены 22 участника по крайней мере с одним новым когнитивным симптомом, у которых были когнитивные постострые последствия инфекции SARS-CoV-2 (PASC). 

Средний возраст участников составлял 41 год, и 10,1 месяца с момента появления первого симптома COVID-19. Не было никаких групповых различий с точки зрения возраста, пола, лет образования или распределения по расе/этнической принадлежности (все Р > 0,05).

Среди людей с туманом 43% сообщили о когнитивных симптомах, начинающихся через 1 или более месяцев после первого симптома COVID. Около 29% сообщили, что когнитивные изменения начались через 2 или более месяцев после их первого симптома COVID.

"Иммунная система может быть каким-то образом изменена после инфекции, и, возможно, именно это способствует этим когнитивным изменениям с отсроченным началом", - сказала Хеллмут.

По сравнению с контролем у участников с туманом было больше ранее существовавших когнитивных факторов риска (медиана 2,5 против 0; Р = 0,03). К ним относятся гипертония и диабет, которые повышают риск инсульта, легкие когнитивные нарушения, сосудистая деменция, черепно-мозговая травма (ЧМТ), неспособность к обучению, тревога, депрессия, употребление стимуляторов и синдром дефицита внимания и гиперактивности, которые могут сделать мозг более уязвимым для проблем с исполнительными функциями.

Хеллмут отметила, что исследование не было проведено для определения того, был ли какой-либо индивидуальный фактор риска связан с риском когнитивных изменений.

Поскольку не существует опубликованных нейропсихологических критериев тестирования когнитивного PASC( мозгового тумана), исследователи применили эквивалентные критерии для нейрокогнитивного расстройства, связанного с ВИЧ (HAND), аналогичного когнитивного расстройства, связанного с вирусом.

Только 59% пациентов с когнитивным PASC соответствовали критериям эквивалентной для объективных когнитивных нарушений, по сравнению с 70% когнитивных контролей. Это, отмечают исследователи, подчеркивает "проблемы и несоответствия использования субъективных и объективных когнитивных оценок для диагностики".

Достаточно ли только самоотчета?

Хотя в настоящее время "нет ничего объективного, на что врачи могли бы заострить внимание, чтобы сказать" у вас есть "или" у вас нет "когнитивных изменений, связанных с COVID", использование критериев "не особенно полезно", - сказал Хеллмут.

"Сравнение индивида с популяционной нормой в этом случае действительно имеет нюансы, и мы не должны полагаться только на это, чтобы определить, есть ли у них когнитивные изменения или нет".

Возможно, самоотчетов в этом случае "достаточно", сказала Хеллмут. "Люди знают свой мозг лучше, чем кто-либо другой, лучше, чем любой врач".

Тринадцать человек в когнитивной группе PASC и четверо в контрольной группе согласились на люмбальную пункцию. Участники когнитивного PASC были старше контрольной группы (медиана 47 против 28 лет, Р = 0,03) без каких-либо других различий между группами.

В целом, у 77% участников с когнитивным PASC была аномалия спиномозговой жидкости по сравнению с 0% участников когнитивного контроля (Р = 0,01).

Аномалии CSF включали повышенный уровень белка без какой-либо другой объяснимой причины у 2 из 13 пациентов с PASC, что, по словам Хеллмута, обычно является маркером воспаления.

Исследователи также отметили аномальное олигоклональное связывание-набор антител в крови или мозговой жидкости. Они были выявлены у 69% участников с когнитивным PASC по сравнению с 0% участников когнитивного контроля (Р = 0,03).

"Когда мы обнаруживаем эту закономерность как в крови, так и в мозге, это наводит на мысль о системном воспалительном заболевании", хотя "мы понятия не имеем, на что нацелены эти антитела", - сказала Хеллмут.

Исследование представляет собой "самые начальные этапы" превращения PASC в медицинский диагноз, "когда врачи знают, как его назвать, как его лечить и как проводить анализы крови и спинномозговой жидкости для его диагностики", - сказала Хеллмут.

Она надеется, что PASC получит медицинскую легитимность так же, как и TBI. В прошлые годы игрока, которого ударили по голове или прозвенел его "звонок", и он просто возвращался на поле. "Теперь, когда мы понимаем науку, мы называем это легкой ЧМТ или сотрясением мозга, и у нас совершенно другой медицинский подход к этому".

Ограничением исследования был небольшой размер выборки, что может затруднить достоверность результатов. Кроме того, демографические данные исследования могут не отражать более широкую популяцию лиц, затронутых PASC.

"Первый Существенный Шаг"

Комментируя исследование для Medscape Medical News, Уильям Шаффнер, доктор медицинских наук, профессор Отдела инфекционных заболеваний Медицинского центра Университета Вандербильта, Нэшвилл, штат Теннесси, сказал, что новые результаты представляют собой "первый существенный шаг на пути к попыткам выяснить, что происходит" с пациентами COVID, имеющими проблемы с когнитивными функциями.

Шаффнер отметил, что повышенный уровень белка, выявленный у некоторых испытуемых, "обычно является следствием предыдущего воспаления" и является "очень интересным" открытием.

"У людей, которые в остальном нормальны, если вы сделаете люмбальную пункцию, вы не обнаружите повышенного содержания белков".

То, что наблюдают исследователи, "это не просто феномен разума или просто что-то психологическое", - сказал Шаффнер. "Здесь происходит что-то физическое".


 Перевел А. Юртаев
  Опубликовано в Интернете 18 января 2022 г. Аннотация исследования.

Нейробиологи о том, почему в данный момент месть это хорошо, но в долгосрочной перспективе может оказаться плохой идеей.

Ученые исследуют, почему месть может быть приятной в данный момент, но часто приводит к смешанным эмоциям позже.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон борется за то, чтобы остаться у власти после того, как выяснилось, что он присутствовал на нескольких вечеринках во время строгих блокировок в стране в 2020 и 2021 годах. Его бывшего советника Доминика Каммингса, который был уволен Джонсоном в 2020 году, также обвинили в том, что он был вдохновителем ряда утечек информации об этих вечеринках, и это был довольно впечатляющий случай мести.

Большинство из нас в какой-то момент своей жизни мечтали о мести и, возможно, даже вкусили ее. Но является ли это в конечном счете хорошей идеей – сделает ли это нас мудрее и счастливее в долгосрочной перспективе?

Одни говорят, что месть сладка, и нейробиология доказывает, что они правы. В исследовании 2004 года, опубликованном в журнале Science, исследователи сканировали мозг участников с помощью позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ), пока они играли в экономическую игру, которая основывалась на доверии, но иногда приводила к мести.

Игра проходила следующим образом: два игрока мужского пола анонимно взаимодействовали друг с другом, как человек А и человек Б. Каждый начинал игру с десятью денежными единицами. Человек А принял первое решение, он мог либо передать свои десять единиц человеку В, либо оставить их себе. Если он переводил деньги, экспериментатор вчетверо увеличивал сумму, которую получал человек Б, до 40 единиц, так что у Б тогда было 50 единиц. Теперь человек Б мог отправить обратно половину этого (25 единиц) А или вообще ничего не отправлять.

Если бы B действовал надежным образом и вернул половину денег, они оба получили бы 25 единиц – большую прибыль по сравнению с десятью, с которыми каждый из них начинал. Но если Б нарушил доверие А и ничего не отправил обратно, Б получил все 50 единиц. Если А не доверял Б и не переводил никаких денег в первую очередь, они оба получали по 10 единиц.

Экспериментаторов интересовали суждения А о несправедливости, когда Б хранил все деньги, а также их желание наказать Б, плюс их фактическое наказание Б, удалив у них денежные единицы при следующем шаге в игре. Экспериментаторов также интересовали изменения активности в определенных областях мозга А, когда они стремились отомстить.

Когда доверие было нарушено, участники сообщили, что хотят отомстить, и это отразилось на повышенной активности в областях мозга, связанных с вознаграждением, - дорсальном полосатом теле. Другими словами, месть - это все о том, чтобы чувствовать себя хорошо, а не плохо.

Они также обнаружили, что участники с наибольшей активностью в этом регионе мозга были готовы понести большие личные расходы (с денежными единицами, списанными с их собственного счета), чтобы отомстить.

Некоторые утверждают, что месть-это главным образом наказание за проступок и поддержание социального порядка. Но не следует пренебрегать тем фактом, что это может заставить вас чувствовать себя так хорошо, пока вы ожидаете последствий.

Дилемма мести.

Однако это не обязательно происходит после акта мести. В исследовании 2008 года неврологи обнаружили, что люди часто сообщали о гораздо более негативном настроении сразу после совершения акта мести.

В другом исследовании был представлен более широкий спектр мер для оценки этих психологических эффектов. В дополнение к исследованию состояния настроения участников после того, как они обдумали акт мести, исследователи также включили вычислительный анализ языка, который участники использовали, когда писали о своих мыслях и чувствах по поводу события, и более подробный анализ их общих эмоциональных реакций, а не просто преходящего настроения.


Их вывод состоял в том, что участники сообщили о смешении всех эмоций. Месть не всегда сладка, скорее всего “месть горько-сладкая” (по общему признанию, это вряд ли такая резкая фраза). Это означает, что месть на самом деле способна вызывать как положительные, так и отрицательные эмоции (включая чувство напряжения, неуверенности и страха).

Это во многих смыслах дилемма мести. Месть кажется такой привлекательной и такой полезной, что центры вознаграждения мозга положительно светятся. Но в то время как планирование мести может показаться замечательным, впоследствии это может быть совсем другая история.

Долгосрочный эффект мести зависит от множества других факторов, в том числе от того, как изменятся ваши чувства по поводу первоначального поступка и сможете ли вы теперь сопереживать тому, кому вы хотите отомстить и понимать с его точки зрения. То, как вы относитесь к личности субъекта мести и могут ли они исправить свое поведение без того, чтобы вам пришлось мстить, также имеет значение, равно как и то, способны ли они измениться и принести значимые извинения.

Другие варианты мести.

Итак, что вам следует делать вместо того, чтобы мстить, когда вас обижают? Просто заткнуть все в бутылку? Как мы все знаем, иногда это может быть очень трудно. В одном исследовании участникам было дано четкое указание писать о неприятных событиях, сосредоточив внимание на личных выгодах, таких как то, как это изменило их к лучшему, чтобы понять, может ли это помочь им избавиться от потребности в мести.

Участники написали, что они “стали сильнее”, “обнаружили неизвестные сильные стороны” и “стали мудрее” благодаря этому опыту. Они также сказали, что это “позволило получить новый опыт”. Писать о событиях таким образом означало, что они смогли простить субъекта мести и с меньшей вероятностью попытались отомстить. Они также меньше страдали от длительного стресса и гнева, что в конечном итоге повысило их психологическое благополучие.

Возможно, современная нейробиология еще не совсем осознала сложность реальной мести. Например, мы не знаем, как месть ведет себя со временем. Возможно, спинной стриатум загорается с силой каждый раз, когда вы садитесь и планируете месть в течение длительного периода времени, или, возможно, чувство ожидаемой награды со временем становится менее интенсивным. Возможно, тогда вам придется планировать все более и более экстремальные акты мести, чтобы получить тот же нейрофизиологический и психологический удар. Время покажет.

В любом случае, как и многое в жизни, ожидание часто кажеться лучше, чем реальный опыт. Так что мстители должны принять к сведению: фактическое деяние может не совсем соответствовать вашим ожиданиям.

Об  мести и новостях нейробиологических исследований

Многие взрослые неточно воспринимают свою собственную массу и размер тела.

Исследование показало, что менее 2/3 людей могут правильно оценить свою массу тела, и половина людей не могут определить свой размер тела.


Менее двух третей взрослых могут правильно оценить свой собственный индекс массы тела (ИМТ), и менее половины могут определить свой собственный размер тела, согласно исследованию 744 взрослых поляков, это данные опубликованные в научных отчетах.

Войцех Грушка и его коллеги рассчитали ИМТ взрослых в период с 2010 по 2011 год и сравнили его с оценками участников их собственного ИМТ и размера тела.

Участники, которым в среднем было 36 лет и из которых 60,7% составляли женщины, также сообщали в анкетах, насколько они удовлетворены своим телом. 21 участник имел ИМТ с недостаточным весом (ниже 18,5 кг/м2), 326 имели здоровый ИМТ (от 18,5 до 24,9 кг/м2), 221 имели ИМТ с избыточным весом (от 25,0 до 29,9 кг/м2) и 176 страдали ожирением (выше 30,0 кг/м2).

Авторы обнаружили, что 63,5% участников правильно оценили свой собственный ИМТ, а 49,5% правильно оценили свой собственный размер тела.

Ученые также обнаружили, что участники часто недооценивали свой собственный ИМТ и размер тела. 17,6% людей со здоровым ИМТ оценили, что у них был ИМТ с недостаточным весом, 14,3% людей с избыточным весом оценили, что у них был здоровый ИМТ, и 41,6% людей с ожирением оценили, что у них был избыточный вес. 39,8% людей со здоровым размером тела оценили, что их размер тела был недостаточным, 35,7% людей с избыточным весом оценили, что у них был здоровый размер тела, и 49,9% людей с ожирением оценили, что их размер тела был избыточным весом.

Только четверть (25,4%) участников сообщили, что они удовлетворены своим нынешним размером тела, а 65,7% сообщили, что хотели бы, чтобы их тело было меньше.

Мужчины значительно чаще, чем женщины, недооценивали свой собственный ИМТ и размер тела и были удовлетворены своим размером тела.

Авторы предполагают, что растущая распространенность ожирения и стигматизация, связанная с ним, могут повысить вероятность того, что взрослые будут недооценивать свой собственный ИМТ и размер тела. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, могут ли психологические вмешательства, направленные на восприятие размера тела, помочь людям лучше управлять своим весом, добавляют они.

Оригинальное исследование: Открытый доступ.

1/28/22

Трансплантация кишечной микробиоты.

Микробиота, пересаженная как от аутологичных, так и от гетерологичных доноров, может хорошо прижиться у пожилых хозяев и способствовать восстановлению микробиоты после воздействия антибиотиков.

Поддержание здоровой и жизнеспособной микробиоты кишечника имеет решающее значение для качества и продолжительности жизни пожилых людей. Трансплантация фекальной микробиоты широко используется для восстановления здоровой микробиоты кишечника в рамках лечения многих желудочно-кишечных заболеваний.

Однако влияние отбора доноров на формирование и приживание пересаженной микробиоты, особенно у пожилых хозяев, остается неясным.

Исследовательская группа, возглавляемая проф. Дай Лей из Шэньчжэньского института передовых технологий (SIAT) Китайской академии наук попыталась прояснить этот вопрос. Недавние исследования группы показали, что микробиота, пересаженная как от аутологичных, так и от гетерологичных доноров, может прижиться у пожилых хозяев и способствовать восстановлению микробиоты после воздействия антибиотиков.

Однако микробиота, взятая от гетерологичной доноров, не устойчива во время химически индуцированного воспаления толстой кишки, в отличие от микробиоты аутологичных доноров.

Исследователи проводили исследования на мышах естественного возраста (20 месяцев, что считается эквивалентным примерно 60-летним людям) коктейлем из антибиотиков, чтобы нарушить микробиоту их кишечника. Затем мышей разделили на три группы: те, кто получал микробиоту от аутологичных или гетерологичных доноров, и те, кто ее вообще не получал (спонтанное выздоровление).

Группа спонтанного восстановления не смогла восстановить разнообразие и состав своей микробиоты к восьми неделям. Напротив, как аутологичные, так и гетерологичные группы за это время добились восстановления разнообразия микробиоты кишечника.

Микробиота от аутологичных и гетерологичных доноров также оказывала долгосрочное воздействие ( даже через восемь недель после пересадки) на метагеномные гены микробиоты и профили экспрессии генов толстой кишки хозяина.

Кроме того, исследователи нарушили пересаженную микробиоту через три недели после пересадки, используя декстрансульфат натрия (DSS), чтобы вызвать самоограничивающееся воспаление кишечника (колит).

Они обнаружили, что у пожилых мышей, получивших аутологичную микробиоту, и временные нарушения гомеостаза кишечника, вызванные колитом, не влияли на долгосрочную стабильность пересаженной микробиоты. Однако микробиота кишечника мышей, получавших гетерологичную пересадку, не выдержала воздействия на кишечник, что свидетельствует о более низкой её устойчивости.

Исследование проливает свет на становление и долгосрочную динамику трансплантированной микробиоты у пожилых хозяев. Это подчеркивает необходимость мониторинга долгосрочной стабильности микробиоты пересаженного кишечника и проведения множественной её пересадки по мере необходимости.

Источник: Китайская академия наук
Контакт: ЧЖАН Сяоминь – Китайская академия наук.

Оригинальное исследование: Открытый доступ.


1/23/22

Есть минутка? Тогда снимите напряжение.


У вас есть 60 секунд? Используйте их, чтобы снять небольшое беспокойство или напряжение с помощью этих быстрых и простых техник.

Борьба со стрессом не должна занимать много времени.
Еще до пандемии американцы были одними из самых напряженных людей в мире. Потом пришел КОВИД и еще больше заставил беспокоиться. Назовите любую группу американцев, и, вероятнее всего, как показал недавний опрос, что уровень их стресса стал просто невыносимым: родители, учителя, медицинские работники, подростки — список можно продолжать и продолжать.

Конечно, никто не может самостоятельно справиться с этим чрезвычайно трудным моментом, и если вы перегружены, и вам следует как можно скорее обратиться к своему врачу первичной медицинской помощи или специалисту по психическому здоровью.
Но если вам просто нужен способ справиться и сосредоточиться в стрессовые моменты, вот пять невероятно простых стратегий, которые могут помочь — за 60 секунд или даже меньше. Попробуйте их все вместеи посмотрите, что работает для вас.
1. Представьте себе кого-то, кого вы действительно любите.

“Вы можете сделать это, если ждете метро, лифт или просто разгружаете посудомоечную машину. Подумайте о ком-то очень быстро, кого вы действительно любите”, - сказала Сьюзи Мур, автор книги “Пусть это будет легко: простые способы перестать испытывать стресс и начать жить". Это может быть ваш ребенок, ваш партнер, друг или даже ваш питомец.
Вспомните, как они выглядят, как пахнут. Подумайте о том, насколько они успокаивают вас, или о том, как вы себя чувствуете в их присутствии. “Просто подумайте о том, как сильно вы их любите”, - сказала Мур.

Исследователи обнаружили, что личная связь является одним из четырех столпов личного счастья, и простого сосредоточения внимания на ком-то любимом может быть достаточно, чтобы помочь вам подключиться к своему спокойному, счастливому месту и развить связь.

2. Запланируйте свое личное время для беспокойства.

Если вы чувствуете, что ваша тревога действительно берет над вами верх, один простой “хак” - записать время этого беспокойства или оставить пометку на смартфоне.

“Многие люди озабочены днем и ночью, и все, это связано с тревогой” пишет Роберта Лихи, директор Американского института когнитивной терапии и автор книги “Бойся лекарства”. “А что, если вы могли бы поставить эти заботы пылиться на полке, и стряхнуть с них пыль, скажем, в 12 часов 20 минут?”

Люди часто думают, что если что-то приходит им в голову, они должны беспокоиться об этом прямо сейчас. Но это неправда, сказала Лихи. Вместо этого может быть полезно указать в своем календаре время, когда вы сможете сесть и по-настоящему погрузиться в свои заботы, и к тому времени, когда вы это сделаете, некоторые из них, возможно, исчезнут навсегда.

Поэтому, если вы еще не запланировали немного время для беспокойства, сделайте это и добавьте его в свой календарь. Вы будете чувствовать себя лучше, зная, что предприняли шаги для управления своим стрессом, а не пытаетесь игнорировать его или позволять ему контролировать ваши дни.

3. Закатите себе "танцевальную вечеринку".

Это займет не больше двух или трех минут, но если вы чувствуете, что вам нужно успокоиться, включите песню, которую вы любите, и станцуйте от всего сердца. Исследования показывают, что как музыка, так и танцы могут снизить уровень стресса и повысить уровень счастья.
Если танцы вам не по душе — или вы не в том месте, где вы можете это сделать, просто вместо этого двигайте своим телом в течение одной минуты под такт музыке. Прыгайте вверх и вниз под музыку. Примите одну позу йоги. Если вы чувствуете себя более амбициозным, вы даже можете выполнить короткую, энергичную работу по дому! Попробуйте все, что поможет вашему организму высвободить гормоны хорошего самочувствия, такие как дофамин, и это выведет вас из вашей собственной головы. (Бонусные баллы добавляются, если вы делаете это во время прослушивания песни, которую вы действительно любите.)

4. Попробуйте обнять на три вдоха.

Это может быть особенно полезно, если причиной вашего стресса является ребенок, который находится в середине истерики, но это действительно работает в любое время, когда вы находитесь рядом.

Вот как это работает: в момент стресса дайте своему ребенку или партнеру (или с кем бы вы ни были) “большое медвежье объятие”, - сказала Шонда Моралис, психотерапевт и автор книги “Дыши, мама, дыши”. Затем сделайте три больших вдоха и три больших выдоха.

Это мощное средство для снятия стресса по нескольким причинам. Во-первых, множество исследований показывает, что глубокое дыхание может способствовать ощущению спокойствия. Кроме того, прикосновение может облегчить чувство тревоги.

5. Измените обои на вашем телефоне.

Еще один способ отвлечься от всего, что вас беспокоит, и еще раз укрепить это важнейшее чувство — это посмотреть на фотографию, которая делает вас по-настоящему счастливым. Мур любит менять экран блокировки и обои своего телефона примерно каждую неделю, чтобы регулярно видеть что-то, что заставляет ее улыбаться.

“Подумайте о том, как часто мы каждый день достаем свои телефоны. Я думаю, что это более 200 раз за день", - сказала она. Так что поставьте там что-нибудь, что заставит вас чувствовать себя действительно хорошо, будь то фотография вашего питомца, друга, какой-нибудь пейзаж, который вас действительно тронул, или даже отличная еда, которую вы недавно съели. Затем часто меняйте заставку, потому что ваш разум приспосабливается к тому, что он видит.

Это должно быть на вашем телефоне было что-то, что “немного возбуждает вас или заставляет вас улыбаться”, когда вы смотрите на него, сказала Мур.


1/22/22

Белок COVID взаимодействует с белком Паркинсона и способствует образованию амилоида.

Белок COVID, вызывающий SARS-CoV-2, взаимодействует с альфа-синуклеином, ускоряя образование амилоидных бляшек, сообщается в новом исследовании.


Сообщения о случаях относительно молодых пациентов с COVID-19, у которых болезнь Паркинсона развилась в течение нескольких недель после заражения вирусом, заставили неврологов задаться вопросом, может ли быть связь между этими двумя заболеваниями.

Неврологи , сообщающили в ACS Chemical Neuroscience, и показали, что, по крайней мере, в пробирке, N-белок SARS-CoV-2 взаимодействует с нейрональным белком, называемым α-синуклеином, и ускоряет образование амилоидных фибрилл, патологических белковых пучков, которые были вовлечены в болезнь Паркинсона.

В дополнение к респираторным симптомам, SARS-CoV-2 может вызывать неврологические проблемы, такие как потеря обоняния, головные боли и “туман в мозгу”. Однако вопрос о том, вызваны ли эти симптомы вирусом, проникающим в мозг, или же симптомы вызваны химическими сигналами, выделяемыми в мозге иммунной системой в ответ на вирус, все еще остается спорным.

При болезни Паркинсона белок, называемый α-синуклеином, образует аномальные амилоидные фибриллы, что приводит к гибели нейронов, вырабатывающих дофамин в головном мозге. Интересно, что потеря обоняния является распространенным предмоторным симптомом при болезни Паркинсона.

Этот факт, а также сообщения о случаях болезни Паркинсона у пациентов с COVID-19, заставили Кристиана Блюма, Мирей Клаессенс и коллег задаться вопросом, могут ли белковые компоненты SARS-CoV-2 вызывать агрегацию α-синуклеина в амилоид. Они решили изучить два наиболее распространенных белка вируса: спайковый (S-) белок, который помогает SARS-CoV-2 проникать в клетки, и нуклеокапсидный (N-) белок, который инкапсулирует геном РНК внутри вируса.

В экспериментах с пробирками исследователи использовали флуоресцентный зонд, который связывает амилоидные фибриллы, чтобы показать, что в отсутствие белков коронавируса α-синуклеину требуется более 240 часов для агрегации в фибриллы. Добавление S-белка не оказало никакого эффекта, но N-белок уменьшил время агрегации до менее чем 24 часа.

В других экспериментах команда неврологов показала, что белки N - и α-синуклеина взаимодействуют напрямую, частично через их противоположные электростатические заряды, причем по меньшей мере 3-4 копии α-синуклеина связаны с каждым N-белком.

Затем неврологи ввели N-белок и флуоресцентно меченный α-синуклеин в клеточную модель болезни Паркинсона, используя аналогичную концентрацию N-белка, и как следовало ожидать, внутри клетки, инфицированной SARS-CoV-2. По сравнению с контрольными клетками, которым вводили только α-синуклеин, примерно в два раза больше клеток погибло при введении обоих белков.

Кроме того, распределение α-синуклеина было изменено в клетках, введенных совместно с обоими белками, и наблюдались удлиненные структуры, хотя исследователи не смогли подтвердить, что они были амилоидными.

Неизвестно, происходят ли эти взаимодействия также в нейронах человеческого мозга, но если это так, они могут помочь объяснить возможную связь между инфекцией COVID-19 и болезнью Паркинсона, говорят неврологи.

Оригинальное исследование: Открытый доступ.
Взаимодействия между N-белком SARS-CoV-2 и α-синуклеином ускоряют образование амилоида”, Слав А. Семерджиев и др. ACS Химическая нейробиология

Ошибка, которая делает чай менее питательным.


У каждого любителя чая будет свой собственный подход к завариванию идеальной чашки. Но, по словам травника, автора "Травяной кухни" и эксперта по вопросам чая Ками Макбрайд, есть одна важная часть процесса, которую многие люди понимают неправильно, и из—за этого мы упускаем некоторые ключевые преимущества в питании.

Почему вы должны заваривать чай в течение 15 минут.

Во время недавнего разговора с Макбрайд она отметила, что она видит, как многие люди заваривают пакетики чая всего минуту или две, прежде чем сделать первый глоток. Хотя в том, чтобы быстро заварить чай, нет ничего плохого, она отмечает, что, если вы дадите чаю постоять дольше, это может открыть больше его вкусовых и питательных преимуществ.

Это особенно актуально, если вы используете чайные пакетики вместо рассыпчатого чая. Макбрайд объясняет, что, когда измельчается чай, чтобы сформировать маленькие кусочки, которые отправляются в пакеты, вы увеличиваете площадь их поверхности и подвергаете их большему количеству кислорода, который может притупить их аромат. "Он гораздо менее эффективен из-за того, как они хранится", - говорит Макбрайд о травяном чае в пакетике.

Хотя это может зависеть от типа чая ("настоящие чай", такие как черный, зеленый и улун, имеют свое собственное уникальное время заваривания), Макбрайд говорит, чтобы большинство травяных напитков нужно оставалять на 15 минут. Это должно оставить достаточно времени для того, чтобы богатые антиоксидантами полифенолы, растительные соединения, которые делают травяные чаи такими полезными, полностью проникли в чашку чая.

После того, как Макбрайд посоветовала мне поэкспериментировать с разными временами заваривания, я пошел на кухню и приготовил две одинаковые чашки чая ройбуш: одна простояла 2 минуты, другая 15. Разница между быстрым завариванием и более длинным стала очевидна сразу.


Накопление холестерина в мозге представляет собой мишень для снижения риска деменции от инсульта

Циклодекстрин, одобренный FDA препарат, снижает накопление холестерина в разрушенных клетках головного мозга и воспаление на животных моделях. Полученные результаты указывают на потенциальную новую терапию для уменьшения деменции после инсульта.

Неврологи из Университета Аризоны обнаружили потенциальное лечение для снижения риска постинсультной деменции, на которую может влиять иммунный ответ на мертвую ткань мозга, оставшуюся после инсульта, согласно исследованию, опубликованному в Журнале Neuroscience.

Исследовательская группа исследовала 2-гидроксипропил-β-циклодекстрин, или циклодекстрин, который одобрен FDA для использования в качестве ингредиента в других лекарствах. Химические свойства и форма циклодекстрина позволяют ему безопасно снижать холестерин, не провоцируя повышенную воспалительную реакцию.

Исследование показало, что лечение циклодекстрином приводило к меньшему накоплению холестерина и воспалению в головном мозге на животных моделях. Циклодекстрин также снижает нейродегенерацию, защищает функцию памяти и снижает импульсивность - это изменение личности, которое может произойти после инсульта.

“Циклодекстрин помог удалить холестерин, полученный в результате распада мертвых клеток головного мозга, ослабить воспаление и улучшить восстановление”, - сказал Кристиан Дойл, доктор философии, доцент иммунобиологии в Медицинском колледже Аризоны.

Ишемические инсульты возникают, когда кровеносные сосуды головного мозга блокируются или ограничиваются, перекрывая поступление кислорода и питательных веществ в мозг и убивая клетки мозга. Образовавшийся участок мертвой ткани вызывает воспалительную реакцию, это нормальный процесс, при котором иммунные клетки реагируют на место травмы, чтобы удалить остатки мертвых или поврежденных клеток и начать процесс заживления. Однако, когда воспаление затягивается, оно может повредить здоровые ткани.

В случае инсульта воспаление может длиться месяцами, потому что клетки мозга содержат относительно высокий уровень холестерина, который иммунным клеткам трудно удалить. Поскольку иммунные клетки борются за переработку накопленного холестерина, выделяемого мертвыми клетками мозга, они привлекают дополнительные иммунные клетки, повышая и продлевая иммунный ответ, вызывая сопутствующее повреждение здоровых клеток мозга.

По данным Всемирной организации здравоохранения, от инсульта ежегодно страдают более 15 миллионов человек в мире, и в настоящее время нет лекарств, которые помогли бы помочь выздороветь.

“До трети людей, перенесших инсульт, развивают слабоумие в последующие месяцы. Мы не знаем, что является причиной этого”, - сказал доктор Дойл. “Мы проверяли гипотезу о том, что у некоторых людей деменция может быть вызвана затяжной, тлеющей воспалительной реакцией в месте инсульта, вызывающей дальнейшее повреждение соседних областей мозга. Перспективной целью для ускорения выздоровления является скорейшее подавление воспалительной реакции".

Предыдущие исследования доктора Дойла показали, что после инсульта воспалительная реакция на мертвую мозговую ткань распространяется на здоровые области мозга, убивая больше клеток мозга.

“Иммунные клетки бросаются на очистку и ремонт, но они перегружены и привлекают другие иммунные клетки, которые вырабатывают токсичные вещества для переработки мертвых тканей. К сожалению, эти вещества также повреждают области, которые не пострадали от первоначального инсульта”, - сказал доктор Дойл.

Доктор Дойл, который также является членом Института BIO5, надеется, что будущие исследования приведут к разработке лекарств, которые могут улучшить восстановление после инсульта и снизить риск постинсультной деменции.

Оригинальное исследование: Открытый доступ.

Слюна это признак по которому ребенок определяет близкие отношения.

Поцелуи, совместное употребление пищи или любое другое взаимодействие, включающее слюну, являются сигналами, которые младенцы и маленькие дети используют для определения того, есть ли у людей прочные отношения и взаимные обязательства друг перед другом.

Умение ориентироваться в социальных отношениях - это навык, который имеет решающее значение для выживания в человеческом обществе. Для младенцев и маленьких детей это означает изучение того, на кого они могут рассчитывать, чтобы заботиться о них.

Нейробиологи Массачусетского технологического института в определили конкретный сигнал, который маленькие дети и даже младенцы используют для определения того, есть ли у двух людей прочные отношения и взаимное обязательство помогать друг другу: целуются ли эти два человека, делятся ли едой или имеют другие взаимодействия, которые включают совместное использование слюны.

В новом исследовании нейробиологи показали, что дети ожидают, что люди, которые делятся слюной, придут друг другу на помощь, когда один человек находится в бедственном положении, гораздо чаще, чем когда люди делятся игрушками или взаимодействуют другими способами, не связанными с обменом слюной. Результаты показывают, что дети могут использовать эти сигналы, чтобы попытаться выяснить, кто из окружающих, скорее всего, предложит помощь, говорят исследователи.

“Дети заранее не знают, какие отношения являются близкими и морально обязывающими, поэтому у них должен быть какой-то способ узнать об этом, глядя на то, что происходит вокруг них”, - говорит Ребекка Сакс, профессор наук о мозге и когнитивных науках Джона У. Джарва, член Института исследований мозга Макговерна Массачусетского технологического института и старший автор этого исследования.

Обмен слюной

В человеческих обществах люди обычно различают “толстые” и “тонкие” отношения. Прочные отношения, обычно возникающие между членами семьи, характеризуются высоким уровнем привязанности, обязательств и взаимной отзывчивости. Антропологи также заметили, что люди, состоящие в близких отношениях, более охотно делятся телесными жидкостями, такими как слюна.

“Это вдохновило их ответить на вопрос о том, различают ли младенцы эти типы отношений, так и на то, может ли обмен слюной быть действительно сигналом, который они могли бы использовать для распознавания отношений”.

Чтобы изучить эти вопросы, нейробиологи наблюдали за малышами (от 16,5 до 18,5 месяцев) и младенцами (от 8,5 до 10 месяцев), наблюдая за взаимодействием между человеческими актерами и куклами. В первом наборе экспериментов "кукла-ребенок" делилась апельсином с одним актером, а затем бросала мяч взад и вперед с другим актером.

После того, как дети наблюдали за этими взаимодействиями, нейробиологи наблюдали за реакцией детей, когда кукла проявляла беспокойство, сидя между двумя актерами. Основываясь на более раннем исследовании нечеловеческих приматов, ученые выдвинули гипотезу, что дети сначала будут смотреть на человека, которому нужна помощь. Это исследование показало, что, когда детеныши обезьян плачут, другие члены стаи смотрят на родителей ребенка, как будто ожидая, что они вмешаются.

Команда Массачусетского технологического института обнаружила, что дети с большей вероятностью смотрели на актера, который делился едой с куклой, а не на того, кто делился игрушкой, когда кукла была в беде.

Во втором наборе экспериментов, предназначенных для того, чтобы более конкретно сосредоточиться на слюне, актер либо помещал палец в рот, а затем в рот куклы, либо прикладывал палец ко лбу, а затем ко рту куклы. Позже, когда актер выразил беспокойство, стоя между двумя куклами, дети, смотревшие видео, с большей вероятностью смотрели в сторону куклы, с которой актер делился слюной.

Социальные сигналы

Полученные данные свидетельствуют о том, что обмен слюной, вероятно, является важным сигналом, который помогает младенцам узнать об их собственных социальных отношениях и отношениях с окружающими их людьми, говорят исследователи.

“Общий навык изучения социальных отношений очень полезен”, - говорит Томас. “Одна из причин, по которой это различие между различными отношениями может быть важно, в частности, для младенцев, и особенно человеческих младенцев, которые зависят от взрослых дольше, чем другие виды млекопитающих, заключается в том, что это может быть хорошим способом выяснить, кто еще может оказать поддержку, от которой они зависят, чтобы выжить”.

Нейробиологи провели свой первый набор исследований незадолго до того, как началась пандемия Covid-19, с младенцами, которые пришли в лабораторию со своими семьями. Более поздние эксперименты были проведены масштабированием. Результаты, которые увидели исследователи, были аналогичны до и после пандемии, подтверждая, что проблемы гигиены, связанные с пандемией, не повлияли на результат.

“Мы на самом деле знаем, что результаты были бы аналогичными, если бы не пандемия”, - говорит Сакс. “Вы можете задаться вопросом, начали ли дети совсем по-другому думать о том, чтобы делиться слюной, когда внезапно все стали постоянно говорить о гигиене? Итак, для этого вопроса очень полезно, что у нас был первоначальный набор данных, собранный до пандемии”.

Проведение второго набора исследований по Zoom также позволило исследователям набрать гораздо более разнообразную группу детей, поскольку испытуемые не ограничивались семьями, которые могли приходить в лабораторию в Кембридже в обычное рабочее время.

В будущей работе нейробиологи надеются провести аналогичные исследования с младенцами в культурах, имеющих различные типы семейных структур. У взрослых испытуемых они планируют использовать функциональную магнитно-резонансную томографию (ФМРТ) для изучения того, какие части мозга участвуют в оценке социальных отношений на основе слюны.

Оригинальное исследование: Закрытый доступ.

1/20/22

Вирус Эпштейна-Барра может быть основной причиной рассеянного склероза.


Рассеянный склероз (РС), прогрессирующее заболевание, которое поражает 2,8 миллиона человек во всем мире и от которого нет окончательного лечения, и вероятно, вызвано инфекцией вирусом Эпштейна-Барра (ВЭБ), согласно исследованию, проведенному Гарвардской школой исследователей общественного здравоохранения Т. Х. Чана.

Их результаты будут опубликованы в Интернете в журнале Science 13 января 2022 года.

“Гипотеза о том, что ВЭБ вызывает РС, изучалась нашей группой и другими в течение нескольких лет, но это первое исследование, предоставляющее убедительные доказательства причинно-следственной связи”, - пишет Альберто Ашерио, профессор эпидемиологии и питания в Гарвардской школе Чана и старший автор исследования.

“Это большой шаг, потому что он предполагает, что большинство случаев РС можно предотвратить, остановив инфекцию ВЭБ, и что нацеливание на ВЭБ может привести к открытию лекарства от РС”.

Рассеянный склероз-это хроническое воспалительное заболевание центральной нервной системы, которое поражает миелиновые оболочки, защищающие нейроны головного и спинного мозга. Его причина неизвестна, но одним из главных подозреваемых является ВЭБ, и вирус герпеса, который может вызвать инфекционный мононуклеоз и установить латентную, пожизненную инфекцию у хозяина.


Установление причинно-следственной связи между вирусом и заболеванием было очень затруднено, поскольку ВЭБ поражает примерно 95% взрослых, а рассеянный склероз является относительно редким заболеванием, и симптомы рассеянного склероза начинаются примерно через десять лет после заражения ВЭБ.

Чтобы определить связь между ВЭБ и РС, исследователи провели исследование среди более чем 10 миллионов молодых людей, находящихся на действительной службе в вооруженных силах США, и выявили 955 человек, у которых был диагностирован РС во время их службы.

Команда проанализировала образцы сыворотки, взятые раз в два года военными, и определила статус ВЭБ у солдат на момент первой пробы и взаимосвязь между инфекцией ВЭБ и началом РС в период активной службы. В этой когорте риск РС увеличился в 32 раза после заражения ВЭБ, но не изменился после заражения другими вирусами. Уровни легкой цепи нейрофиламентов в сыворотке крови, биомаркера дегенерации нервов, типичного для рассеянного склероза, повышались только после ВЭБ-инфекции. Полученные результаты не могут быть объяснены каким-либо известным фактором риска развития РС и предполагают, что ВЭБ является основной причиной РС.

Ашерио говорит, что задержка между инфекцией ВЭБ и началом рассеянного склероза может быть частично обусловлена тем, что симптомы заболевания не выявляются на самых ранних стадиях, а частично из-за развивающейся взаимосвязи между ВЭБ и иммунной системой хозяина, которая многократно стимулируется всякий раз, когда латентный вирус реактивируется.

“В настоящее время нет способа эффективно предотвратить или вылечить инфекцию ВЭБ, но вакцина против ВЭБ или нацеливание на вирус специфичными для ВЭБ противовирусными препаратами могут в конечном итоге предотвратить или вылечить РС”,-сказал Ашерио.

Оригинальное исследование: Результаты будут опубликованы в журнале Science

Спинномозговая жидкость дает ключ к разгадке пост-ковидного "тумана в мозге".

 У пациентов, у которых наблюдались когнитивные нарушения или туман в мозгу после инфекции COVID-19, наблюдались нарушения в спинномозговой жидкости. Учёные говорят, что чрезмерная стимуляция иммунной системы в результате COVID может быть причиной когнитивного дефицита.

У некоторых пациентов, у которых развиваются когнитивные симптомы после легкого приступа COVID, в спинномозговой жидкости наблюдаются нарушения, аналогичные тем, которые наблюдаются у людей с другими инфекционными заболеваниями. Это открытие может дать представление о том, как SARS-CoV-2 влияет на мозг.

В небольшом исследовании с участием 32 взрослых, включавшем 22 человека с когнитивными симптомами и 10 участников контрольной группы без них, исследователи из Калифорнийского университета в Сан-Франциско и Weill Cornell Medicine, Нью-Йорк, проанализировали спинномозговую жидкость 17 участников, которые согласились на люмбальную пункцию. Все участники заразились COVID, но не нуждались в госпитализации.

Они обнаружили, что у 10 из 13 участников с когнитивными симптомами были аномалии в спинномозговой жидкости. Но все четыре образца спинномозговой жидкости у участников без пост-ковидных когнитивных симптомов были нормальными. Исследование опубликовано 18 января 2022 года в журнале "Анналы клинической и трансляционной неврологии".

Средний возраст участников с когнитивными симптомами составил 48 лет против 39 лет в контрольной группе. Участники с этими симптомами имели проблемы с исполнительными функциями, пишет старший автор Джоанна Хеллмут, доктор медицинских наук, MHS, из Центра памяти и старения UCSF. “Они проявляются в виде проблем с запоминанием недавних событий, придумыванием имен или слов, сохранением сосредоточенности и проблемами с удержанием информации и манипулированием ею, а также замедлением скорости обработки”, - сказала она.

“Туман в мозгу” является распространенным последствием COVID, затрагивающим около 67 процентов из 156 пациентов в клинике после COVID в Нью-Йорке, показало исследование, опубликованное в этом месяце. В текущем исследовании пациенты были включены в исследование долгосрочного воздействия инфекции новым коронавирусом (LIINC), в котором оценивается выздоровление у взрослых с подтвержденным SARS-CoV-2.

Исследования спинномозговой жидкости выявили повышенный уровень белка, свидетельствующий о воспалении, и наличие антител, обнаруженных в активированной иммунной системе. Некоторые из них были обнаружены в крови и спинномозговой жидкости, что указывает на системную воспалительную реакцию, и были уникальными для спинномозговой жидкости, предполагая воспаление головного мозга. Хотя цели этих антител неизвестны, вполне возможно, что это могут быть антитела “перебежчика”, которые атакуют сам организм.

“Возможно, что иммунная система, стимулируемая вирусом, может функционировать непреднамеренным патологическим образом”, - сказала Хеллмут, который является главным исследователем нейрокогнитивного исследования коронавируса UCSF, а также связан с Институтом нейробиологии UCSF Вайля. “Это было бы так, даже если бы у людей в организме не было вируса”, - сказала она, отметив, что проколы поясницы происходили в среднем через 10 месяцев после появления у участников первого симптома COVID.

Исследователи также обнаружили, что участники с когнитивными симптомами имели в среднем 2,5 когнитивных фактора риска, по сравнению со средним показателем менее одного фактора риска для участников без симптомов. Эти факторы риска включали диабет и гипертонию, которые могут увеличить риск инсульта, легких когнитивных нарушений и сосудистой деменции; и СДВГ в анамнезе, что может сделать мозг более уязвимым для проблем с исполнительными функциями. Другие факторы риска включали тревогу, депрессию, злоупотребление алкоголем в анамнезе или повторное употребление стимуляторов, а также неспособность к обучению.

Тестирование может оказаться недостаточным для диагностики легких когнитивных расстройств.

Все участники прошли индивидуальное когнитивное тестирование с нейропсихологом, применяя эквивалентные критерии, используемые для нейрокогнитивного расстройства, связанного с ВИЧ (HAND). Удивительно, но исследователи обнаружили, что 13 из 22 участников (59 процентов) с когнитивными симптомами соответствовали критериям, по сравнению с семью из 10 контрольных участников (70 процентов). “Сравнение когнитивных показателей с нормативными ссылками может не выявить истинных изменений, особенно у тех, у кого был высокий базовый уровень до COVID, которые, возможно, испытали заметное когнитивное снижение, но все еще находятся в пределах нормы”,-сказала Хеллмут.


“Если люди говорят нам, что у них проблемы с мышлением и памятью, я думаю, мы должны им верить, а не требовать, чтобы они соответствовали определенным критериям ”.

Когнитивные симптомы были выявлены и при других вирусах, в дополнение к COVID и ВИЧ. К ним относятся коронавирусы SARS и MERS, гепатит С и вирус Эпштейна-Барра.

Оригинальное исследование: Результаты будут опубликованы в Анналах клинической и трансляционной неврологии

Анализ крови, который измеряет темпы биологического старения.

Недавно разработанный анализ крови может измерять темпы биологического старения путем выявления специфических метилирующих меток ДНК.

Источник: Колумбийский университет

Исследователи из Школы общественного здравоохранения Колумбийского университета разработали новый анализ крови для измерения темпов биологического старения.

Основываясь на анализе химических меток на ДНК, содержащейся в белых кровяных клетках, называемых метилирующими метками ДНК, новый тест получил название DunedinPACE, в честь данидинских новорожденных, использовавшейся для его разработки. DunedinPACE (расшифровывается как Темп старения) - это новое дополнение к быстро растущему списку тестов на метилирование ДНК, предназначенных для измерения старения.

“Уникальность DunedinPACE заключается в том, что, в то время как другие тесты направлены на измерение возраста или молодости, DunedinPACE измеряет, быстро или медленно вы стареете”, - сказал Даниэль Бельский, доктор философии, доцент эпидемиологии Колумбийской школы и исследователь Колумбийского центра старения.

Такая конструкция может сделать DunedinPACE более чувствительным инструментом для выявления эффектов лечения, направленных на замедление старения, или определения воздействий, ускоряющих процессы старения.

“В то время как другие показатели старения предназначены для учета всех изменений, связанных со старением, накопленных на протяжении всей жизни, этот показатель ориентирован на изменения, произошедшие в недавнем прошлом”,-пояснил Бельский.

“Что поразительно, так это то, что даже с этим более ограниченным фокусом, DunedinPACE одинаково точен, как и лучшие из доступных в настоящее время тестов для прогнозирования заболеваний, инвалидности и смертности в будущем, и это повышает ценность оценок рисков сверх этих мер”.

Разработанный Бельским и его коллегами из Университета Дьюка и Университета Отаго, DunedinPACE отслеживает изменения в 19 биомаркерах целостности системы органов в когорте из 1000 участников Данидинского исследования при рождении, которые впервые были зачислены в это исследование при рождении в 1972-1973 годах и с тех пор наблюдались, последний раз в момент их 45-летия. В этом исследовании использовались данные, собранные у участников в возрасте 26, 32, 38 и 45 лет.

Использование когорты с одним годом рождения для разработки меры гарантирует, что тест Dunedin не загрязнен предубеждениями, которые могут повлиять на исследования, в которых сравниваются пожилые и молодые люди, включая предубеждение в отношении выживания, исторические различия в воздействии на старение. Анализ изменений, произошедших в организме участников исследования по мере их старения в течение 20-летнего периода наблюдения, также гарантирует, что DunedinPACE оценивает изменения, связанные со старением, происходящие во взрослой жизни.


В текущем анализе взрослые среднего и старшего возраста с более быстрым DunedinPACE подвергались повышенному риску возникновения хронических заболеваний, инвалидности и смертности; на протяжении всей жизни DunedinPACE коррелировал с показателями биологического возраста, полученными на основе данных химии крови и метилирования ДНК, а также с субъективным восприятием участниками исследования собственного здоровья. Это также указывало на более быстрые темпы старения среди молодых людей, которые в прошлом сталкивались с нищетой и виктимизацией.

“В целом, DunedinPACE представляет собой новый показатель старения, который может дополнить существующие показатели старения по метилированию ДНК, чтобы помочь расширить границы геронауки”, - отметил Бельский, который также работает в Колумбийском центре старения Роберта Н.Батлера.

Текущий анализ определяет DunedinPACE как новый одномоментный показатель, который количественно определяет темпы старения с помощью образцов цельной крови, который может быть легко реализован в большинстве наборов данных по метилированию ДНК, что делает его немедленно доступным для тестирования в широком диапазоне существующих наборов данных в качестве дополнения к существующим показателям старения по метилированию.

“Растет интерес к технологиям измерения биологического возраста, определяемого как то, насколько биологически человек старше или моложе, чем можно было бы предсказать по дате его рождения. Наше исследование показывает, что также можно измерить темпы старения или то, как быстро организм человека приходит в упадок. Вместе эти измерения могут помочь нам понять факторы, способствующие ускоренному старению в группах риска, и определить меры, которые могут замедлить старение для обеспечения справедливости в отношении здоровья пожилых людей”.

Оригинальное исследование: Открытый доступ.

Технологии Blogger.